Коммунизм и религия. Коммунистический экзистенциализм – Авторский сайт Владимира Недбаева.

Авторский сайт
Владимира Недбаева

Недбаев.РФ, Nedbaev.Su,
vk.com/vnedbaev

Коммунистический экзистенциализм

Коммунизм и религия

публицистика

#Коммунизм_и_религия

 

Что же сегодня может дать религия, точнее - православное вероучение, мировому мировому левому движению? По моему скромному мнению, религия может и должна способствовать переносу центра тяжести в коммунистической теории из материи в дух, из материалистической сферы в идеалистическую, из внешнего во внутреннее. Таким образом, во главу угла должны быть поставлены духовные ценности, естественно, без забвения значения ценностей материальных, ибо "ни хлебом единым жив человек", то есть и хлебом тоже. И Христос не только проповедовал и читал принародно свою Нагорную проповедь, но ещё и кормил народ рыбой и хлебом.

Установление главенства духа, конечно, меняет всё кардинально. Это настолько крутой поворот, что он чреват грандиозным расколом в мировом коммунистическом движении, сродни по масштаб древнерусскому расколу на староверов и нововеров (никониан). Скорее всего, может его многократно превзойти. Но как, на первый взгляд, ни парадоксально, именно сегодня только такой путь есть единственная возможность, по крайней мере, в современной России, остаться верным коммунистической идеи, остаться верным новаторскому духу Ленина, духу большевизма – русского коммунизма. Вот чем я аргументирую своё утверждение. Ленин не смог бы выработать идеи большевизма, стать большевиком и успешно совершить пролетарскую революцию в России, чтобы затем приступить к строительству социализма, если бы уже в сочинении “Империализм как высшая стадия капитализма” не отошёл от классического марксизма, то есть от меньшевизма Маркса и Энгельса, ориентируясь на другое время и другой культурно-экономический регион, нежели они. В наши дни революционным стал идеализм и духовные ценности. Когда-то революционным был материализм (в самом широком, мировом смысле), в особенности, когда он помогал бороться с религиозным мракобесием. Но сегодня, в условиях торжества технического прогресса и постиндустриального общества, когда человека окружают вещественные "блага цивилизации" и прелести техногенного мира, он сам стал напоминать религиозное мракобесие, поскольку провоцирует превращение "разумных существ" в потребляющих животных, пропагандирует не нравственное совершенствование, а охоту за удовольствиями. К тому же, он начал подталкивать людей к суициду. Согласно статистике, количество самоубийств в развитых странах западноевропейского региона выше, чем в странах развивающихся. Действительно, если главное - материальные удовольствия, то зачем жить, если они все получены, если ты уже сыт, одет, обогрет, развеселён интересной телепередачей, если достигнут такой уровень стабильности, что "хлеб и зрелище" как бы сами собой производятся из воздуха и никогда никуда не исчезнут.

Если моё акцентирование духа верно, то что получается? Ведь тогда необходимо весь марксизм (в самом широком смысле, включая марксизм-ленинизм) пересмотреть сквозь призму духа.

Во-первых. Надо пересмотреть утверждение Маркса, что производительные силы суть базис, что они определяют всё остальное. Но каким образом? Я предлагаю обратиться к критике, которую я нашёл у Александра Александровича Зиновьева (книга "На пути к сверхобществу", глава "Материальная культура человейника"), антирелигиозного материалиста, оригинальность чьей физиономии в том, что он, в точном следовании классической русской религиозной традиции, создал свою личную религию на почве логики. Цитирую: "Определяющим фактором в производительных силах, как бы мы их ни понимали, были и останутся люди, ибо человейник по определению есть объединение людей, а не каких-то мертвых (во всяком случае неодушевленных) вещей. Более того, люди приводят в действие средства производства, а не наоборот". Очевидно, налицо недоговорённость. Если определяющий фактор - люди, нечто одушевлённое, то нет ли здесь смещения акцента с материального на духовное?

Во-вторых. Коммунизм - это, прежде всего, не социальная модель, а некая духовная субстанция, некий душевный настрой. И приступать к его строительству можно (и нужно!) уже сейчас - с самого себя, уже в текущую минуту, даже в условиях буржуазного общества. Захват власти перестаёт быть крайне важным, он, пожалуй, в значительной мере, становится даже вреден, опасен. Не надо насаждать принципы "идеального общества" сверху, насильственно принуждать ближнего жить праведной жизнью. Следует самому показывать пример праведности, потому что совершённый поступок есть публично прочитанная проповедь. Коммунизм должен идти снизу вверх, как христианство, когда его ещё не признали государственной религией.

В-третьих. Если духовное важнее материального, то переход от материализма к идеализму должен иметь и социальное выражение. Тогда следует признать, что социализм - это государственный капитализм, империализм, общество, для которого важнее всего ценности материальные. Женственная социальная модель. Это государственный капитализм, служащий задаче "сначала накормить людей, чтобы затем говорить им о боге". Это этап невиданного торжества кесарийства над боговоством, и, одновременно, начало его окончательного поражения, момент наивысшего напряжения противостояния Добра и зла, тьмы и Света. Как показывает практика, его строительство в каждой стране означало также и ориентацию на повышение уровня социального обеспечения населения. Переход от социализма (от этого коммунизма материи, плоти) должен обязательно осуществляться к коммунизму духа, который мужественен и требует от человека духовной стойкости. Который служит делу преодолению экономической детерминированности и преодолению подчинения души человека прелестям техногенного мира. Который не наступит до тех пор, пока всё человечество, все люди без остатка, добровольно не станут коммунистами (в самом широком смысле, прежде всего, в смысле духовном, неполитическом и несоциальном). Пока все не признают, что "все перед всеми за всё виноваты". Такой коммунизм призван открыть перед человеком глубины духа, ибо он и есть эти глубины, это богатство. Призван ориентировать человека на изучение макро- и микрокосмоса. Призван помочь превращению человечества в богочеловечество и его слиянию с богом. Коммунизм духа не разрушает, а преображает. Он настолько мощная субстанция, что в её условиях, например, отпадает всякая необходимость размышлять над справедливостью принципов "от каждого по способностям - каждому по труду" и "от каждого по способностям - каждому по потребностям". Ибо когда каждый человек честен, отзывчив, не желает себе счастья за чужой счёт и живёт по принципу "люди должны заботиться друг о друге", то понимание правильного устроения социального бытия приходит само собой, подобная проблема тогда просто не может возникнуть.
Отсюда вытекает конкретная, практическая программа действий, которая наиболее значима и действенна для текущего момента. Именно так мы и должны поступить сегодня. В России с 2004 года начато строительство государственного капитализма посредством сосредоточения отечественных активов в руках государственных и "дружественных" государству компаний (корпораций). При этом, что очень интересно, в результате активного применения рейдорских захватов (один из текущих способов «огосударствления» частных активов) фактически нивелируется до нуля значимость понятия частной собственности, то есть налицо процесс национализации. Этот современный российский государственный капитализм, который, как мне представляется, есть продолжение советского государственного капитализма, надо не разрушать, а улучшать, преображать, повышать его экономическую и социальную эффективность. Надо усиливать социальную защиту, увеличивать протекционизм, поднимать из руин отечественное производство. Надо выводить его на тот уровень сытости, когда душа человеческая взалкает иной пищи, небесного хлеба. Тогда-то и начнётся настоящее строительство коммунизма - Царства Божьего на земле. Естественно, если при этом будут люди, которые укажут на духовные богатства. Ведь шведские социалисты первый этап осуществили на пять с плюсом, а вот второй этап им отнюдь не по силам, не по способностям и не по знаниям.

В поддержку своей точки зрения, хочу привести своё личное наблюдения, полученное в результате прочтения сочинений русского религиозного и политического философа, представителя экзистенциализмa Никола́я Алекса́ндровича Бердя́ева и советского и российского учёного-логика, социолога и социального философа, специалиста по методологии научных исследований, ярого атеиста Алекса́ндра Алекса́ндровича Зино́вьева. Их можно признать мыслителями с диаметрально-противоположными взглядами. Они наиболее ярко проявили себя в разное время, Бердяев в первой половине двадцатого столетия, Зиновьев – во второй. Но, как ни парадоксально, оба они в своих исследованиях пришли к почти что к единому мнению, что человечество стоит на пороге нового средневековья, для которого характерно повышенная значимость духовных вопросов. Я считаю, что его наступление обусловлено необходимостью отдыха для человека от долгой и ожесточённой борьбы за свободу и счастье, а также катастрофическим истончением духовного озонового слоя над его головой.

На связь русского коммунизма с русской православной традицией указывали Бердеев в своей книге «Истоки и смысл русского коммунизма», и Давид Беньяминович Зильберман в книге «Православная этика и материя коммунизма», написанной под влиянием книги Максимилиа́на Карла Эми́ля Ве́бера «Протестанская этика и дух капитализма», в которой Зильберман оценивает русский коммунизм как секуляризованное православие, уходящие корнями в православную традицию исихазма Византийской Империи.

Также предлагаю обратить внимание на теологию освобождения, зародившуюся среди католических священников Латинской Америки. Не смотря на искусственную склейку католической традиции и марксизма, и на восприятие в нём бедности как источника греха, а не как обстоятельств его провоцирующих, идеи этого движения во многом созвучны идеям православного коммунизма.

Конечно, меня могут обвинить в том, что я пытаюсь поставить всё с ног на голову. Но я считаю, что поступаю как раз наоборот. Это Маркс и Ленин, используя учение Гегеля, всё поставили с ног на голову, я же возвращаю ноги на пол, а голову к потолку. Идеями русского православного коммунизма (православного большевизма) - Нового Завет русского коммунизма пропитан сам воздух в современной России. (Например, в «В Контакте» есть много сообществ (групп), посвящённых данной идеи.) Как когда-то, две тысячи лет назад, духом христианства был пропитан воздух Римской Империи. В меру моих скромных сил, познаний и талантов, я всего лишь пытаюсь соткать ткань из волокон (мыслей), витающих в этом воздухе. Я всего лишь слегка обозначаю направление мысли, но пусть будет это, чем ничего.